Алексей Чайка - сочинения - Крепость луны - Свиток 3


Черкните пару строк

500

Статистика

Яндекс.Метрика



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

E-mail:
Пароль:

Крепость луны - Свиток 3

Шут

Двухэтажный старинный дом с чёрными окнами таил в себе угрозу. Неприступной каменной крепостью возвышался он в сумерках, и я чувствовал струящиеся по мощёной дороге потоки силы. Но, так или иначе, мне предстояло войти в дом: это было дело чести. Я поднялся по ступеням и постучал в дубовую, почти квадратную дверь.

Полчаса назад я покинул сыскное отделение, но пошёл не по направлению к дому, а свернул за угол. Под мигающим фонарём я разорвал второй конверт, в котором обнаружил листок с адресом. По этому адресу я и явился, стоя теперь на тёмном крыльце, и сердце мое медленно и упрямо билось.

Я постучал ещё раз и услышал за дверью скрип рассохшихся половиц. Дверь взвизгнула и открыла моему взору старика с подсвечником в костлявой руке. Я онемел от изумления, ибо передо мной стоял в ночной рубахе, широких штанах и растоптанных туфлях тот старик, что открыл мне величайшую тайну ведьм, хорошо накормил, а к утру бесследно исчез.

- Что же вы стоите, сударь? - с лукавой улыбочкой обратился ко мне старик.

- Вы?..

- Никак, встрече рады? Так проходите же, не стойте на пороге.

Я, всё ещё не веря своим глазам, шагнул в тёмное холодное помещение. Случайность это была или нет, но в ту же секунду поток воздуха сбил пламя свечи, и дом канул во тьму, так что лишь невесомый свет уличных фонарей ложился косыми прямоугольниками на пыльный пол.

По моей спине пробежали мурашки.

- Прошу прощения, сударь, - прокартавил старик и щёлкнул пальцами, с которых слетели искры и зажгли свечу. - Идёмте.

Тьма немного раздвинулась, но глубокие тени всё равно плясали по углам. Кожей ощущался сквозняк. Подвальная сырость лезла в ноздри.

Из грустного подобия гостиной мы прошли в коридор и начали подниматься по узкой деревянной лестнице. Грохот шагов разлетался и усиливался полыми стенами.

Я спросил:

- Скажите, пожалуйста, кто вы и в чей дом я был приглашён?

Портреты с бездонным сиянием глаз проплывали мимо. Слуга, не останавливаясь, ответил:

- Увы, я помню свою жизнь от начала до конца, да только позабыл своё имя. А дом этот никому не принадлежит, ибо его нет.

- Как же нет, если мы в нём?

- А нет точно так же, как не было хижины, в которой я рассказал вам любопытную историю о ведьмах.

- Признаюсь, вы очень мне помогли. Но зачем? Кто вы? Вы дух?

- Могли бы догадаться, - улыбнулся старик.

- Я слышал о духах старых домов.

- О, вы попали в точку!

- А меня вы знаете?

- Нет, я знаю лишь ваше имя.

- Знать имя и знать человека – нынче это почти одно и то же, - сказал я.

- Но это совсем неверно, сударь. Велик ли толк с того, что я знаю, каково имя ваше? Важнее было бы знать, каков у вас характер и каковы ваши привычки.

- А вы знаете, зачем меня пригласили?

- Не желаю знать. А желал бы, так знал бы. Вот вы тоже не особо заботьтесь о причинах, по которым вас позвали сюда. Думайте об услышанном. Мы пришли.

Старик постучал три раза по освещённой двери и толкнул её, не дождавшись ответа. Желтый свет свечного пламени упал на пыльный пол и выхватил из темноты одинокие предметы.

- Прошу, - сказал старик и, едва я вошел в комнату, поспешил закрыть за мной дверь, словно боялся, что я увижу лишнее.

- Добрый вечер, господин Переяславский, - услышал я мягкий, плавный голос, который показался мне почему-то слегка наигранным. - Прежде всего, усаживайтесь удобнее, впрочем, у меня нет желания напугать вас продолжительным разговором. Уверяю вас, он будет довольно краток, ибо я спешу. Не промахнитесь, кресло слева от вас. Впрочем, я вам помогу.

Я не успел вставить в эту тираду собственное приветствие. Повернув голову влево, я увидел голубоватое сияние кресла.

- Благодарю.

Как только я уселся в него, оно перестало светиться, и комнату опять заполонила до краёв такая непроглядная тьма, какой я никогда в жизни не видел. Тьма не просто окружала меня, она давила на глаза и казалось, что сам воздух напоен ею.

Я попытался выделить ауру человека, сидящего напротив. Получилось это не сразу. Тьма словно обладала свойствами тумана. Наконец, я разглядел совершенно удивительную фиолетовую оболочку собеседника, который, между тем, говорил:

- Прошу принять мои глубокие сожаления по поводу того, что настоящий автор письма не смог прийти из-за срочных дел, внезапно навалившихся на него. Что казалось надежно скрытым от посторонних глаз, вдруг стало достоянием одного смелого человека. Даже жаль, что он поплатился за любопытство жизнью. Впрочем, не мне судить. С ним разберется тот, кому принадлежит тайна. Он просил перво-наперво спросить у вас, Николай Иванович, как вам?

- Что?

- Как вам?

Я был удивлен, сам не знаю чему.

- Позвольте, я не понимаю, насчет какого предмета вас интересует мое мнение.

- Насчет письма, конечно.

- Ах, насчет письма; сразу не догадаешься, - я взял непринужденный тон, чтобы скрыть, что вижу нелепым весь этот разговор. - Оно меня озадачило. Я сразу почуял подвох.

- Подвох? И ваши опасения подтвердились?

Я выпустил два предупредительных смешка и сказал:

- Если разговор сей будет продолжаться, то я решу, что опасался подвоха не зря.

- Значит, вы считаете наш разговор нелепым? - быстро спросил незнакомец.

"Читает мысли?" - подумал я с досадой: ответить тем же я не мог, хоть в Академии забавлялись такого рода дуэлями. Я мог лишь попытаться частично скрыть свои мысли.

- Я считаю разговор странным, - поправил я.

- И вы так же думаете, что разговор наш стоило начать с другого предмета?

- Быть может, я ошибаюсь, полагая, что учтивый разговор начинается со знакомства, - сказал я с легким наслаждением от того, что подходящие мне слова бросаются на язык.

- Но зачем знакомиться, если я вас знаю?

"Очень странный господин".

- Я же вас совсем не знаю, если только какой-нибудь хороший знакомый не устроил сей маскарад, - сказал я, внезапно поверив своей же догадке.

- Маскарад? Вы называете наше пребывание здесь маскарадом? – закричал незнакомец без тени обиды или раздражения, наоборот, он словно был рад и чрезвычайно доволен моему колкому словцу. – О, Николай Иванович, да вы зрите в корень! И как вам удаётся так ловко замечать детали? А впрочем… - он вздохнул, - я не способен вести учтивые разговоры, а тем более, начинать их. Учтивый разговор – не моя ипостась. Красивые фразы, которые осенены любезностью, - мои камни преткновения.

Но что, бишь, я хотел сказать? А! Я пришел сюда вместо одного замечательного господина по его же просьбе. Он чрезвычайно сожалел бы и впал бы в глубочайшее уныние, если бы вы, поверив тому, что написано в письме, встретили дверь сего дома запертой. Поэтому я здесь и должен сообщить вам, что вы приглашены на великое торжество, именуемое Балом Огня.

Он сделал паузу, которую я принял за ожидание моих рукоплесканий. Однако я ничего не слышал о Бале Огня и вынужден был лишь для соблюдения приличий сказать скромное "почту за честь" и наклонить голову.

- О да, за честь! За честь! - воскликнул незнакомец. - Там будут господа высочайшей доблести, с грудями, увешанными наградами, с плечами, чрез которые перекинуты ленты, вопиющие о недостижимых титулах. Будут и дамы, исполненные целомудрия и кротости. Торжество это воистину заслуживает внимания. Вы будете блистать.

- Благодарю, но...

- Никаких "но", дражайший Николай Иванович! Я уже вижу вас на Балу.

- К сожалению, у меня такая служба, при которой я могу оказаться очень занятым, и невозможно будет выделить хотя бы минуту.

- Нет, нет, вы явитесь туда, уверяю вас! Получивший приглашение, всегда является на Бал Огня. Его нельзя пропустить, ибо гость отмечен судьбой. Кстати о приглашении. Оно будет вручено вам позже, в свое время.

- А нельзя ли узнать имя автора письма, которое я получил на днях? - спросил я, улучив коротенькую паузу.

- Вынужден огорчить вас: никак нельзя узнать, - отрезал незнакомец. - Имя автора кануло в лета и, наверное, ни один смертный не может его вспомнить. А вот вы, Николай Иванович, вот вы… Пройдёт немного времени, и вы сможете назвать это страшно удивительное и удивительно страшное имя.

- При чём же здесь я?

- А при том, что вы далеко не так просты, как кажетесь. Я... то есть… пардон, лицо, от которого я прибыл, весьма озабочено вашей ролью в его судьбе. Всё так запуталось, что голова кругом идёт. Ваше будущее пересечётся с прошлым моего друга, если… если он не ошибается. Видите ли, он ещё не всё до конца понял, даже с его блистательным умом. Слишком сложно, загадочно и коварно легли карты.

Высказанное незнакомцем, было явно за гранью моего понимания. В глубине души я даже начал подозревать, что слушаю бред человека, злоупотребляющего опиумом или какими-то травами.

- А пока, чтобы вы не терялись в догадках, я скажу вам, что все его зовут Шутом. Просто Шут и больше ничего.

- Странное, однако, прозвище для порядочного господина, - сказал я довольно смело.

Незнакомец усмехнулся.

- Вы попали в точку. Он далеко непорядочный и даже изрядный сумасшедший, извольте знать.

- Любопытно, как вы отзываетесь о своем друге, - вставил я.

- Да, шут с ним, с этим Шутом! Я устал от его поручений. Он дал еще одно. Фу ты! Ещё два. Едва не запамятовал. Первое - он просил передать вам это срочное сообщение, якобы в подтверждение могущества, коим он владеет. Прошу.

Слева от меня тут же засветился низенький стол. На его краю лежала прямоугольная бумажка. Я сразу узнал почерк матери.

"Коля! Скорее приезжай домой. Отец при смерти. Мама".

Я поднял глаза, но тьма по-прежнему мешала что-либо увидеть.

"Что это значит? Какой странный розыгрыш. Или не розыгрыш вовсе?"

- Сущий пустяк, не правда ли, а он уже думает, что правит миром. Смешно!

Но мне смешно не было. Холодный ком разрастался в груди. Я хотел прочесть написанное матерью еще раз, но бумага распалась черными кусками и пеплом просыпалась на колени.

- А вторая просьба его...

- Вы сможете объяснить, что это значит? - прервал я незнакомца.

- Вторая просьба...

- Я прошу объяснить, - я поднялся, чувствуя себя способным разобраться во всем этом.

- Вы сами узнаете, когда вернетесь на квартиру госпожи Старджинской. От меня вы больше ничего не услышите, ибо я перехожу ко второй просьбе моего сумасшедшего друга.

Мне на колени упала отливающая серебром шпага. Такая же оказалась в руках незнакомца, который, соскочив с кресла подобно дикой кошке (он вдруг выделился из тьмы серым пыльным силуэтом), через секунду был возле меня и, если бы я не перевернулся на спину вместе с креслом, снёс бы мне голову одним широким взмахом.

Я оказался на корточках. В руках шпага. Я готов был защищаться, однако неожиданный выпад заставил мое сердце дрогнуть.

- Как вы поняли, Шут просил меня проверить на себе, хорошо ли вы деретесь.

- Я не стану с вами драться до тех пор, пока вы не покажете своего лица.

- Увы, - хохотнул незнакомец, - просьба совсем невыполнимая лишь потому, что у меня нет лица!

Он сделал еще один выпад. Наши шпаги скрестились.

- Вы сильный противник, господин Переяславский.

- Благодарю. Но все-таки вы поступаете по-свински.

Мой противник не сразу нашел, что ответить. Лишь спустя несколько секунд он позволил себе расхохотаться.

- Вы отгадали? Вы отгадали, что я не друг?

В голове у меня все перемешалось. «Точно опиум!»

Незнакомец продолжал серию легких выпадов, которые я без труда отражал.

- Помните сон? Тот сон, когда вы письмо выбросили? Нет? Жаль, когда-нибудь вы вспомните. Вы попытались выбросить письмо, и я понял, что с вами шутить нельзя. Тем не менее, я пошутил!

Он снова засмеялся, а по мне побежали мурашки.

- Нет никакого друга. Нет его! Я - Шут. А теперь держитесь!

Незнакомец, который теперь предстал передо мной как Шут, вдруг многократно усилил удары и стал прижимать меня к стене. Я понял, что отступать мне некуда, единственным шансом была дверь. Дыхание у меня сбилось. Я ногой начал оценивать твердость стены, но потом вспомнил, что дверь, если она не исчезла под действием заклинания, открывалась в комнату. Я принялся левой рукой водить во тьме и скоро ощутил в ладони металл.

"Здесь", - решил я и тут же нанес Шуту сильнейший удар, от которого он шагнул назад. Воспользовавшись этим, я потянул ручку и выскочил в коридор.

Тьма. Кругом была одна тьма. Единственный свет излучали шпаги, то и дело скрещивающиеся и пускающие белые искры.

Я не пытался бежать. Я лишь хотел, чтобы у меня был путь к отступлению. Передо мной был противник, о силах которого я не имел ни малейшего понятия.

Шагнув сквозь стену, Шут не дал мне опомниться, набросился с новой силой. Я оказался слабее и медленно отступал назад. Я с трудом представлял себе расположение комнат, длину коридора и то место, где начинается лестница.

Мой противник вдруг поднял шпагу и замер. Прошла секунда. Половицы тихонько скрипнули, словно кто-то подкрался к нам, и дом заполнил оглушительный треск. Пол подо мной разверзся, и в невидимом вихре щепок я полетел на первый этаж.

Вовремя вспомнив о приёмах торможения, я довольно мягко приземлился на обе ноги, отряхнулся и был готов к бою. Как, впрочем, и Шут, который тут же сделал серию блестящих выпадов.

Звенел металл, летели искры. Я все же успел разглядеть окна, освещенные луной, а значит, выход из дома уже близко.

- Признайтесь, господин Переяславский: я серьёзный противник и сильнее вас!

- При-зна-юсь, - выдохнул я. Несмотря на сырость и холод помещения, я чувствовал, как по вискам струится пот. - Пока вы сильнее меня.

- Пока? - переспросил Шут.

- Да, только пока.

- Что ж, будем откровенны: я пригласил вас на Бал, чтобы иметь возможность сразиться с вами ещё раз.

- Тогда не беспокойтесь, я приду на Бал уже ради одного этого.

Я заметил такую странность: комната, в которой мы теперь дрались, стала светлее от уличного света и луны, а противник мой казался не просто темным, а сгустком тьмы, её источником. Свет огибал Шута, словно боялся или считал позорным его коснуться. Я уже видел своё тело, а за Шутом как будто волоклась тьма из той комнаты, в которой мы беседовали. Он шагнул на прямоугольник фонарного света, и тот мгновенно исчез, словно окно заклеили плотной бумагой.

Я все ближе подступал к двери, красиво делая переходы, и видел, что сам противник этого желает, иначе он пытался бы меня обойти. Наконец, я оказался совсем близко от выхода, и дверь сама собой распахнулась.

- Крепитесь, господин Переяславский, у вас удивительная, но очень трудная судьба, - сказал Шут, держа шпагу наготове, - крепитесь, ибо Крепость вас ждет. До встречи, Николай Иванович!

Он бросил свою шпагу, которая рассыпалась дождём серебряных искр, и вихрем кинулся вперёд. Я не успел ничего сделать: моя шпага вонзилась в грудь Шута, в его смоляную плоть. Шут захохотал неудержимо, эфес шпаги запрыгал вверх-вниз.

- А теперь - прочь! - закричал он.

Поток загадочной силы, пропитавшей воздух, вынес меня из помещения. Потрясённый беседой и всем происшедшим, я остался стоять у порога.

Между тем, железный номер на доме, освещённом выпростанной из облаков луной, скрипнул и улетел под стену. Рухнул вслед за ним порог. (Я отпрыгнул назад.) От окон отвалились ставни, крыша просела, стёкла прыснули из рам, и стены, словно куски льда на летней дороге, ушли под землю, разлагаясь на тающие щепки. Одинокое дерево колыхнуло кроной, и передо мной образовался пустырь, каких много на окраине города.
Несколько минут я был неспособен совершать какие-либо движения, стоял словно околдованный, не чувствуя, как замерзают мои руки.
Брать извозчика здесь негде, и я побрёл по дороге к более оживленным улицам, редко встречаясь с одинокими прохожими. Голова моя занималась странными, путающимися мыслями. Я вспоминал фразу за фразой, произнесённую Шутом, и мне становилось то беспокойно, то жутко. И что значит странное сообщение от матери?

Холодало. Лохматые тучи ползли по небу. Я ускорил шаг, чтобы не продрогнуть. Спустя полчаса я сумел взять извозчика, который домчал меня до дома за пять минут. За это я сунул ему в три раза больше, чем принято.

Оглянувшись во двор, я подумал, что, наверное, пойдет снег.

- Я дома, - сказал я, коснувшись угла, и начал подниматься по ступенькам.

- Батюшка мой! – донёсся взволнованный голос Тихона. - Батюшка!

- Что стряслось? - похолодел я.

- Беда, беда... - Тихон подбежал ко мне и сунул маленькую бумажку. Я бросил на нее короткий взгляд. Большего не требовалось: эту бумагу я уже видел у Шута.

Обмен ссылками

Календарь

«  Ноябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Архив записей


Партнёры

  • Илья Одинец - фантастика и фэнтези
  • школа № 2 ст. Брюховецкой
  • Поиск